Главная > Клубы > Чтобы не остались одни воспоминания: конфликт вокруг реконструкции Центрального московского ипподрома

Чтобы не остались одни воспоминания: конфликт вокруг реконструкции Центрального московского ипподрома

 
 
 
 
 
 
 
Количество просмотров: 
9651

6 марта на Центральном московском ипподроме чуть не были сорваны прощальные заезды по поводу закрытия его на реконструкцию. Выход на беговое поле пришлось откапывать, кто-то завалил его грудами снега и преградил дорогу тракторами…

Решение о реконструкции старейшего ипподрома страны зрело давно, необходимость ремонта его обветшавших зданий очевидна. Но то, как происходит процесс, вызывает у наездников, коневладельцев и всех причастных большое недовольство и тревогу. Сейчас к переживаниям за будущее легендарного ЦМИ и конного дела в России добавилась забота за судьбу лошадей. Около шестисот голов должны покинуть свои денники до конца марта, и многим из них приюта пока не нашлось.

 

 

У истоков

Центральный московский ипподром (ЦМИ) – первый рысистый ипподром в мире, старейший ипподром России. Основан он в 1834 году и по сей день является крупнейшим испытательным полигоном для селекционно-племенной работы в коневодстве, сочетая в себе функции двух ипподромов – рысистого и скакового.

 

 

Тут для непосвященных стоит внести ясность. Скачки – это верховые состязания скаковых лошадей под управлением всадника – жокея, а бега – соревнование рысаков, запряженных в специальный экипаж – качалку, которой управляет наездник. Ипподром может быть скаковым, рысистым и комбинированным. И только на ипподроме, в отличие от манежей конных клубов, есть тотализатор, принимают ставки на победителей.

 

Скачки появились в России намного раньше бегов – примерно в 1790 году. Проводились они просто в чистом поле, в пригороде столицы империи, но уже там работал тотализатор.

Тем временем, с 1776 года, в России существовал созданный графом Алексеем Орловым-Чесменским конный завод, где занимались выведением новой породы, предназначенной для быстрой перевозки грузов. Параллельно этим занимались и в Европе, и в Америке. Дело в том, что бегущая рысью лошадь показывает высокую скорость, долго не устаёт, меньше трясёт экипаж. Но лошадей с устойчивой рысью на тот момент было крайне мало, ценились они очень дорого, а породы «рысак» не существовало.

Выведение такой породы заняло несколько десятков лет селекционной работы. В процессе лошади испытывались на резвость и выносливость на рыси на длинные и короткие дистанции. Граф Орлов завел «Московские бега», быстро ставшие большим развлечением для москвичей, а вскоре и для петербуржцев. Орлов приглашал к состязаниям людей любых сословий на любой лошади, но верх неизменно одерживали его рысаки.

 

 

Так случилось и 1 августа 1834 года на Ходынке. Дебютный забег Московского ипподрома выиграл жеребец Горностай конного завода графа Орлова-Чесменского.

К рысакам присоединились и скакуны со своими состязаниями и тотализатором. Скачки уже и тогда пользовались у зрителей большей популярностью, чем бега. Но и у тех и у других главная функция всё же не развлечение публики, а испытания, необходимые для селекционно-племенной работы. 

 

Уникальный и легендарный

И потянулся на ипподром народ – от бедняков, которым приходилось скидываться на входной билет, до знатных, богатых, сановных особ и самого императора с наследником и иностранными гостями. 

 

 

В 1918 году большевики объявили скачки спортом аристократии и закрыли ипподром. Но уже в 1921 году он был снова открыт, вместе с ними и тотализатор. Казалось бы, где советская идеология и где буржуазный тотализатор? Но с его помощью удавалось не только содержать сам ипподром, но и финансово помогать Большому театру, Боткинской больнице. Ипподром был единственным местом в СССР, где можно было совершенно легально играть на деньги, поэтому популярность его не ослабевала.

Закрывался ЦМИ только один раз – во время Великой Отечественной войны.

 

 

Заядлыми любителями скачек были поэты Владимир Маяковский и Николай Асеев, Герой Советского Союза летчик Михаил Громов, легендарный Семен Буденный. Именем Буденного назван один из призов ипподрома.

Завсегдатаями ЦМИ были и Василий Сталин, и знаменитый тенор Большого театра Иван Козловский, и звезда МХАТа Михаил Яншин. Последнего однажды увезли оттуда с сердечным приступом — так сильно он переживал.

В советское время особо подчеркивалась важность испытания лошадей на соревнованиях в деле выведения и совершенствования пород. Не менее важны были для Союза победы в международных состязаниях, особенно выдающимся жокеям и наездникам оказывался большой почет.

 

 

В Москве на информационных стендах круглый год висели объявления о работе ипподрома. И этого было достаточно, чтобы собирать полные трибуны – и в дни больших призов, и в обычные дни. Входные билеты были дешевыми, а минимальные суммы ставок предельно низкими. 

ЦМИ – один из немногих ипподромов в стране, где испытания проводятся круглый год в любую погоду. А показывает её на шпиле левой башни гордость ипподрома – флюгер с изображением орловского рысака, символа отечественного коневодства и одного из визуальных символов России. Ведь именно орловскими рысаками традиционно укомплектовывается наша легендарная тройка.

 

 

Ремонт, реконструкция или «московская реновация»?

Первые два проекта реконструкции ЦМИ были разработаны еще в 2014 году. Один предусматривал строительство 40-этажного комплекса на 1 га в юго-западной части ЦМИ, второй – вынос конюшен за черту города (на 100 га земли за МКАД) и застройку 6 га ипподрома жильем. Но против «уничтожения ипподрома» было собрано 19 тыс. подписей, и проекты не были реализованы. Столичный мэр Сергей Собянин в 2017 году также выступал за сохранение ипподрома «в первозданном виде».

 

 

 

И вот – новый проект полной реконструкции, который снова вызывает огромные опасения и недовольство специалистов. Главное заключается в том, что в результате реализации утвержденного проекта легендарный ипподром никогда уже не будет прежним, а превратится в обыкновенный конно-спортивный клуб, коих в Москве и Подмосковье десятки. Так, для строительства многоуровневой парковки беговую дорожку планируется укоротить на 200 м. «Если вы проводите чемпионат по плаванию в двадцатипятиметровом бассейне, вы же не можете провести его в бассейне 24 м», – здраво рассуждают специалисты. Недоумевают они и от плана строительства подземных тоннелей, через которые лошади будут попадать на старт бегов. Согласитесь, эта идея действительно кажется как минимум странной. 

 

 

Сомнение, оторопь и возмущение вызывает и план полного сноса всех зданий и замены их легковозводимыми конструкциями. Ведь здания ипподрома – исторические.

В структуре Минсельхоза, руководящей всеми 16 российскими ипподромами – Госкомпании «Росипподромы» (ГК РИ), – уверяют, что «в Багдаде всё спокойно». И главное здание будет отреставрировано с сохранением исторического облика, и новые конюшни (на 1,1 тыс., вместо существующих сейчас 1,2 тыс., денников) будут построены, и парковка никому не будет мешать, и V.I.P.-трибуну на 400 человек «с возможностью приема охраняемых лиц» возведут. В общем, и кони целы, и люди сыты.

Вот только в эти заверения никто из причастных не верит.

Почему?

Не говоря об очевидных узких местах, замеченных в проекте, еще и по тому, как сейчас отнеслись к коневладельцам. Прямо как в своё время к жильцам, недовольным московской реновацией, – всё под бульдозер, выметайтесь, куда хотите.  

 

 Открытие сезона 2022 на ЦМИ

 

Куда девать лошадей?

В конюшнях ЦМИ 1,2 тыс. денников. В зависимости от сезона здесь были расквартированы 850–1000 лошадей, в том числе 550 рысаков. Бега рысаков проводились круглогодично. Арендаторы конюшен предлагали ремонтировать ЦМИ по частям, практически не прерывая работу ипподрома. Им ответили отказом и в приказном порядке требуют «покинуть здание» до 31 марта 2023 года.

При этом руководство Московского ипподрома не хочет вникать ни в чьи дела и проблемы и утверждает, что лошадей и их владельцев ждут буквально с распростертыми объятьями на ипподроме в Раменском и на других ипподромах страны. Но это не так.

Вот как подытожил происходящее мастер-наездник Владимир Былов в эфире радиостанции Бизнес-FM: «Нам предлагается Казань, где нет мест, предлагается Ульяновск, предлагается Саратов, где аварийные конюшни без крыш, Воронеж, где нет дорожки на сегодняшний день, то есть лошадей поставить можно, а работать нельзя».

Кроме того, вопреки существующему стереотипу, коневладельцы, тратящие основные средства на содержание лошади, не настолько богаты. Перевозка лошади из Москвы, например, в Саратов, а потом обратно обойдется примерно в 120 тысяч рублей. И это только лошадь, а вывезти с территории ЦМИ и где-то хранить необходимо всё имущество.

Опять же на провинциальном ипподроме все равно нужно арендовать денник и содержать своего питомца. На ЦМИ рысаки и скаковые лошади с 2012 года жили бесплатно…

 

 Кадр из видеорепортажа с прощального забега 6 марта 2023, РОССИЯ-1, «Вести – Москва»

 

Конфликт, исход которого предрешен?

Выхода пока нет. Часть беговых лошадей «просто пойдет на мясо», считает Владимир Былов. С ним солидарны и другие бывшие обитатели ЦМИ, распродающие лошадей, качалки, экипировку и оборудование и съезжающие в никуда. Выселение почти на три года, да еще произведенное таким образом, приведет не только к сокращению рысистого поголовья, но и к разрушению всей отрасли, уверены причастные. Центральный московский ипподром – флагман рысистого коневодства России. А если после реконструкции случится то, чего больше всего боятся коневладельцы, – испытания проводить будет просто негде, по отрасли действительно будет нанесен невосполнимый урон.

 

«Наш Центральный московский ипподром – это флагман рысистого коневодства России. С его закрытием уйдет очень много людей из коневодства, из отрасли, много профессионалов мы потеряем», – тренер-наездник Мария Хорева. Кадр из видеорепортажа с прощального забега 6 марта 2023, РОССИЯ-1, «Вести – Москва»

 

«Конные испытания у нас в стране и так держатся на энтузиастах, нет финансирования. Если в Москве не будет ЦМИ, то коннозаводство в России погибнет», – констатирует старший тренер паралимпийской сборной России по конному спорту Евгений Руднев.

«Лошади должны тренироваться. Иначе у них атрофируются мышцы. А им перекрывают коммунальной техникой выезды. У нового собственника ЦМИ нет документации, которая бы разрешала рабочим приступить к строительным работам. Это должен быть приказ или распоряжение Москомархитектуры (комитет по архитектуре и градостроительству города Москвы). Я таких бумаг не видела», – поясняет ситуацию депутат Мосгордумы Елена Шувалова.

В феврале 2023-го по поводу реконструкции ЦМИ обратилась в Генпрокуратуру Общественная палата России. В палате опасались необоснованных расходов и того, что результат приводящегося без общественной экспертизы нового строительства может стать совершенно небезопасным для людей и коней. В ходе палатных слушаний их участники указывали на то, что предлагаемые проектом решения приведут к очень большим необоснованным расходам. Предполагаемая сметная стоимость работ пока не утверждена, но, по оценкам СМИ, сумма, может составлять более 12 млрд руб.

 

 

Дадут ли что-то усилия сделать проект реконструкции и его реализацию соответствующими мнению специалистов рысистого коневодства, обретет ли Московский ипподром былую славу и посещаемость или канет в Лету, покажет время.

Редакция журнала «Элитный Спорт и Отдых» будет держать руку на пульсе происходящего. И конечно, мы желаем всем пострадавшим терпения, сил и удачи бороться за сохранение дела своей жизни и надеемся, что орловский рысак-флюгер ЦМИ никогда не укажет на БЫВШИЙ легендарный ипподром и БЫВШЕЕ рысистое коннозаводство.

 

©Элитный Спорт и Отдых, Алена Волокушина, Владимир Надеждин, 15 марта 2023