От вершины – к вершине: виолончелист Ян Максин о спорте, экстриме, высотах и вдохновении

Количество просмотров: 
1260

Любителям музыки в жанре New Age, которую теперь также называют неоклассикой, нет нужды представлять Яна Максина – его виолончель знают во многих городах России и зарубежья. Будучи еще совсем юным, Ян уехал из родного Петербурга в США по обмену, но так случилось, что остался там, раскрыл свой талант и начал сольную карьеру. Да, классика на его концертах, безусловно, звучит, но вместе с ней – и собственные композиции, и этника, и рок, и даже собственные песни. Может показаться, что этот человек не вылезает из студии и со сцены, интересуясь лишь музыкой и боясь даже простудиться, но... мы о таких не пишем.

Активный образ жизни моего собеседника напрямую связан с новыми высотами в творчестве. Как? Ян сам рассказал об этом, приехав в Петербург в начале своего масштабного гастрольного тура по России.

 

 

Ян, скажите, а как при вашем плотном графике удается выкроить время для поддержания физической формы, чтобы хорошо себя чувствовать, быть в тонусе?

– Хороший вопрос. Чем старше я становлюсь, чем мудрее и опытнее, тем больше осознаю, насколько эта часть перезарядки, перезагрузки важна для рабочего процесса – как творческого, так и гастрольного. И конечно, чтобы находиться в топовой физической и моральной форме, невероятно важно иметь время для такой перезагрузки.

Каким образом вы ее проводите, когда чувствуете, что все, устали?

– Я уже научился планировать свой график так, чтобы не доводить себя до полного изнеможения. Хотя, конечно, бывают разные ситуации – тяжелее, чем ожидаешь, когда очень много всего происходит. И тогда уже прибегаешь к таким «заплаткам», как йога или медитация, незапланированные короткие ретриты на 2–3 дня, чтобы просто куда-то уехать, уединиться. Но вообще, я уже знаю, что на каждый месяц рабочего графика мне нужна примерно неделя перезагрузки. А поскольку я «самозанятый» и сам себе плачу отпускные, то и график отдыха расписываю вокруг своих же гастролей. Вот как, например, этим летом. Сейчас у меня заезд по югу России, включая Краснодарский край, Сочи и Анапу. После концерта в Анапе я остаюсь на Черном море, где, кстати, раньше не приходилось бывать, потом будет Сибирь – и там будут экскурсии на Алтай и Байкал.

Давайте поговорим о спорте. Как у вас сложились отношения с ним?

– Самый традиционный вид спорта – это, наверное, гимнастика. Я сходил на два занятия, когда мне было пять лет, и с треском был выгнан оттуда. Меня поставили в угол, и, конечно, стоять там не хотелось. И тогда я убежал в 20-градусный мороз на улицу – в майке и трениках. Уже будучи взрослым, занимался парашютным спортом много лет. В какой-то момент это стало даже образом жизни, да и вообще, дало многое в плане личностного становления. Это спорт, где ты доверяешь человеку, который укладывал тебе парашют. Как и в горах…

 

Про горы расскажите подробнее…

– Я открыл их для себя, будучи уже взрослым, лет 15 назад, и понял, насколько это мощная перезагрузка. Ты заряжаешься невероятным количеством творческой энергии. Это Северо-Запад США, Скалистые горы, Каскад на Тихоокеанском побережье – они стали первыми для меня. Это каньоны в Аризоне, где ты спускаешься до 2500 футов вниз (ок. 1000 м),а потом поднимаешься обратно. Невероятные места силы!

Вы прочувствовали на себе их силу?

– Конечно. И не только я, а и моя аудитория, После таких поездок я выхожу на сцену, дотрагиваюсь смычком до струн, и людей фактически «накрывает» эта энергетика. Чем дольше живу, тем больше понимаю, что есть большое количество вещей во Вселенной, которые еще не изучены, не открыты.

А как вы относитесь к ЗОЖ? Это же, по сути, отражает отношение к жизни. Либо ты себя постоянно держишь в каких-то ограничениях, либо считаешь, что «жизнь коротка…»

– Так и есть. Я смолоду достаточно консервативно относился к своему здоровью и искал пути физического самосовершенствования. Занимался и йогой, и бегом, и физкультурой, искал информацию по поводу здорового, оптимального питания. С 25 до 40 лет для меня были очень здоровые годы, вырос сын и, как следствие этого, я стал активно гастролировать. Кроме того, появилось ощущение, что сейчас уже можно уделить время себе, «расслабиться» в плане образа жизни.Если приезжаешь на Кавказ, ну как можно отказаться от еды, от вина? Но очень быстро понял, что в возрасте 40+ все это ставит тебя на более низкий уровень самочувствия. Сейчасу меня здоровый образ жизни, здоровое питание, полное отсутствие вредных привычек. И как факт – чувствую себя лет на 10 лет моложе.

 

Есть ли какие-то приемы, чтобы быстро привести себя в форму и выйти к людям?

– Бывает, что прилетаешь с другого часового пояса – невыспавшийся, уставший, голодный. Да много еще разных факторов... Раньше настоящей палочкой-выручалочкой было пробежать 3 километра – несколько кругов вокруг концертной площадки. Плюс кофе, однако после 3–4 чашек он уже не помогает. Потом перешел на медитации, а сейчас это стало настолько привычным, что ничего особенного делать уже не надо, нужное состояние достигается автоматически – как по щелчку пальцев.

Насколько я знаю, вы нередко устраиваете еще благотворительные концерты, также встречи с детьми и молодыми людьми. Даёте им какие-то уроки игры?

– Нет, я пытаюсь не научить каким-то техническим вещам – для этого есть профессиональные преподаватели, а вдохновить, возможно, даже одним словом, ибо слово всесильно. Самые знаковые встречи в моей жизни были не с теми людьми, которые сказали что-то умное, а с теми, от которых я получил заряд вдохновения. Так что и перед молодым поколением чувствую себя ответственным.

 

Давайте представим, что кто-то из молодых прямо сейчас нас читает, что бы вы хотели им сказать?

– Могу сказать, что главное – это следовать своей мечте, несмотря на то, что, возможно, вам говорят родители, близкие, преподаватели. Если чего-то в жизни хочется, если есть мечта, цель, то надо к ней стремиться, несмотря на преграды. А если и бывают на пути ошибки, то это скорее опыт, поэтому не бойтесь их. Знаете, я иногда захожу в Инстаграм и читаю, о чем пишут люди из числа моих подписчиков. Уже будучи взрослыми, многие из них открывают для себя новые творческие отдушины, новые профессии, они открыты тому, чтобы совершать большие перемены.

В рамках этого тура уже что-то планируется?

– На обратном пути в Петербурге я очень хотел бы что-то провести. Причем не только там, но и в других городах, где буду больше суток. Так что, если у наших читателей и зрителей есть какие-то идеи, то я открыт к предложениям. Такие встречи могут быть в музыкальных школах, больницах, детских домах, домах престарелых.

Вы же владеете многими языками. Расскажите об этом.

– Ну, пою я почти на 30 языках, заучивая слова песни как актер. То есть я знаю, что значит каждое слово, знаю фразы целиком, но разговаривать как с вами, могу на русском, английском, французском и в какой-то степени на испанском. Еще на десяти языках я могу заказать кофе или спросить, как пройти куда-то.

Благотворительные встречи, плюс основная деятельность, плюс спорт… А парашюты еще присутствуют в вашей жизни?

– Парашюты я бросил уже достаточно давно. Все-таки это очень опасно: даже если не разобьешься насмерть, можно сильно покалечиться. А с современным оборудованием стало много тяжелых травм, потому что приземление идет на большой скорости. Стараюсь избегать таких вещей, которые бы выбили меня на несколько месяцев из гастрольного графика или повредиться настолько, что вообще перестать играть. Есть большое чувство ответственности и перед семьей тоже, но в большей степени перед огромным количеством зрителей. Вот сейчас уже были раскуплены тысячи, если не десятки тысяч билетов. Люди отметили в календаре дату, они ждут, так что я просто обязан приехать и сыграть для них.

Когда-то вы учились в летной школе. Выдается ли сейчас возможность полетать?

– Авиация – это образ жизни и мысли. Голова должна быть занята ей почти всецело, чтобы безопасно функционировать в качестве пилота. В молодости так и было, а сейчас фокус очень сильно переместился в сторону музыки, я также сильно одержим задачами – как творческими, так по части развития своего бренда. Но мечтаю, что через какое-то время смогу сбалансировать музыку и авиацию в здоровом режиме.

 

Если вернуться к теме восхождения в горы, как вы осваивали эту технику?

– Учился я с опытными людьми – друзьями, однокурсниками. В любом случае, я очень консервативен – хожу туда, где мне комфортно, и не взбираюсь по скалам пальцами, поскольку они и так уже в хлам разбиты. На данный момент самая большая моя высота – это, наверное, 4,5 тыс. м, гора Рейнир в штате Вашингтон. Невероятно красивое место – я туда поднимался несколько раз и каждый раз открывал для себя что-то новое.

Такие поездки, они в первую очередь для вдохновения?

– Конечно, причем у меня это связано и с музыкой, и с кухней. В современной культуре прием пищи в основном уже не является духовной ценностью, какой она была у древних. Но люди и сейчас собираются вместе, едят, пьют, играют вместе или поют – как у грузин, например. Еще мы с сыном в прошлом году провели время на Алтае, жили в семье музыкантов, коренных местных жителей. Ели свежую косулю и играли музыку в состоянии своеобразного транса, что сильно заряжает и вдохновляет. Многое из того, что сейчас есть в моем репертуаре, было вдохновлено той поездкой.

И музыка, и слова – полностью ваше творчество?

– С недавних пор я стал писать тексты к своим песням, чего раньше не случалось. А тут прорезалось какое-то новое вдохновение, и связано это с горами. Первая песня появилась в 2019 году после поездки в штат Орегон, где есть действующий вулкан, который начал извергаться во время Олимпиады-80. Причем не вверх, а в сторону, снося все на своем пути. Сейчас на этом месте оставлена экосистема, которая сама себя восстанавливает. Ландшафт – просто апокалиптический, так вот мы с сыном в прошлом году даже ночевали там. Правда, оказалось, это было запрещено, нас согнали оттуда на второй день.

 

Куда вам хочется еще пойти, поехать, что-то сделать?

– Конечно, хочется и на Эльбрус, и на Эверест, и в Гималаи, а также в горы Южной Америки и в Азию. Еще в Африку. Есть в Африке одно место, которое является родиной блюза, – это Мали. Мечтаю там побывать, познакомиться с местными музыкантами и провести джем-сейшн, прочувствовать корни этой музыки, узнать, что звучит сегодня. Главное – не быть просто потребителем, что-то и от себя подарить людям.

 

©ЭСиО, 10 июня, беседовала Елена Петровская