Хрупкий мир через трубочку: художник по стеклу Вячеслав Попов о спорте, творчестве и достижениях

Количество просмотров: 
5701

«Выгул акул», «Аквариум», «Батискаф», «Нападение акулы», «Аквалангист и осьминог», «Зимняя рыбалка», «Удачная рыбалка». А есть еще «Мотожираф», «Жираф-сноубордист» и множество других нестандартных персонажей. Что все это значит и что их объединяет? Ответ прост – это изделия российского художника-стеклодува Вячеслава Попова.

Живет он в Обнинске, знаменитом наукограде, не стремится к широкой раскрутке и известности, предпочитая просто жить и творить. Его удивительно тонкие, во всех смыслах бокалы и просто статуэтки разного рода, выполненные в технике лэмпворк, продаются на российских и зарубежных сайтах, уровень цен явно не демпинговый. Нам удалось пообщаться с мастером, узнав, откуда появляются идеи и само стекло, а также как это связано со спортом и личными достижениями.

 

Там, где присутствует человек

Даже беглого просмотра ваших работ достаточно, чтобы заметить, что многие сюжеты связаны со спортом. В том числе – с подводным плаванием. Аквалангисты, водолазы, морские обитатели. А сами погружались в качестве дайвера?

– С аквалангом – пока не было опыта, но с трубкой и маской часто, особенно на Красном море. Там действительно просто грех, если плаваешь без маски, в других местах могу вполне обходиться без нее. Плаванием я занимаюсь в бассейне, другими видами спорта не занимаюсь совсем.

 

Тем не менее, насколько я понимаю, изображать спортсменов вам нравится. С дайверами понятно, а что по поводу тех, кто занимается другими видами спорта?

– У меня уже достаточно много работ со спортсменами, недавно делал двух хоккеистов. Вообще, все темы, в которых так или иначе присутствует человек, являются моими любимыми.

 

Есть ли прототипы у тех людей, которых вы изображаете? Не обязательно реальные, может быть, и персонажи какие-то. До начала работы просматриваете какие-то иллюстративные материалы?

 – Нет, человеческую фигуру в любой позе я делаю уже без подсказок. Иногда дополнительно смотрю на какое-то оборудование, аксессуары, чтобы получилось все наиболее правдоподобно. Но чаще прибегаю к фотографиям из интернета, когда делаю различных животных. Собак заказывают куда чаще, чем котов, и они намного разнообразнее. У кошек пород меньше, они отличаются не так сильно, как, скажем, дог от пекинеса. А в целом, сейчас все чаще работаю под заказ.

 

Свой покупатель

Скажите, а как вы видите своих покупателей?

– Заказы приходят через интернет, и данных о тех, кто их делает, у меня практически нет. Тем более не могу ничего сказать об их социальном статусе. Что можно утверждать – женщин из числа заказчиков намного больше, чем мужчин, относятся они явно к среднему классу. Олигархи еще ничего из моих изделий не покупали, но и люди, которые вынуждены думать об удовлетворении только самых насущных потребностей, конечно, тоже. Но средний класс сокращается – это беспокоит, и это явственно ощущается начиная с 2014 года.

 

А как объяснить человеку, почему изделие стоит, допустим, 300 долларов? Возникают ли вообще такие вопросы? Торговаться пытаются?

– Нет, практически никогда таких вопросов не возникает. Что такое вообще дорого? Это когда за углом точно такая же вещь стоит дешевле, а мои изделия аналогов не имеют, поэтому говорить о них, используя сравнительные категории, было бы странно. Иногда просят дать скидку, я даю ее, но, как правило, не больше 10–15%, если приобретается несколько вещей.

 

 

«Выгул акул»

 

Расскажите, пожалуйста, о материале, с которым работаете.

 – Я работаю в основном с боросиликатным стеклом, оно похоже на то, из которого делают посуду для микроволновки. В отличие от мягкого стекла, которое используют, например, в Венеции, боросиликатное намного более тугоплавкое, но и намного более термостойкое. Это позволяет делать большие работы без угрозы того, что в процессе изготовления они потрескаются от термического шока. Материал изначально – либо в виде прутиков, либо полых трубок. В основном работаю с прутками, поскольку упор идет на скульптуру, но и трубку использую, если есть необходимость выдуть бокал или его основание.

 

Откуда заказываете стекло?

 – Чаще всего используется прозрачное бесцветное стекло – у меня оно чешского производства, фирмы «Симакс». Цветное стекло, например американское, намного дороже – один килограмм может стоить 200$, без учета доставки и растаможки. Поэтому я вынужден все чаще обращаться к стеклу из Китая, которое, конечно, уступает как по качеству, так и по цветовой гамме.

 

Скажите, а просили ли вас организаторы соревнований сделать награды для победителей?

– Нет, для спортивных соревнований ни разу не обращались. Был один театральный конкурс, но в том случае я как раз за работу не взялся. Причину уже не помню, но часто заказчики хотят то, что из стекла сделать либо невозможно, либо крайне сложно, либо сделать можно, но не в моей технике. Что касается призов, я не могу сделать несколько совершенно одинаковых предметов, они все равно будут чуть-чуть отличаться друг от друга. Для абсолютной идентичности стекло надо отливать в форму, а я этим не занимаюсь.

 

Святой Грааль для творческого человека

Вы когда-нибудь сами участвовали в соревнованиях?

– Если в спортивных, то нет. Профессиональным спортом не занимался, да и среди любителей не соревновался – таких устремлений никогда не было.

 

Но какие-то достижения важны – для себя, для семьи?

– Честно говоря, в наше, мягко говоря, непростое время, хотелось бы просто быть способным зарабатывать достаточно для содержания семьи. Если какие-то мечты и есть, они все касаются нематериальных вещей. Таких, как будущее ребенка или, скажем, уверенности в завтрашнем дне. Последнее – это вообще что-то типа святого Грааля для творческого человека.

 «Аквариум»

 

А супруга это понимает? Она тоже творческая личность?

– В какой-то мере. Раньше она работала турменеджером, потом ушла в декрет, но так и не вышла из него. Да и выходить-то особо некуда, так как туристическая отрасль на сегодняшний день – это пациент, который скорее мертв, чем жив.

 

Если не секрет, скажите, как вас затронула пандемическая реальность?

– Продажи по России практически не изменились. Более того, конец прошлого года был очень неплох. Но очень сильно упали продажи на сайте etsy, где покупают люди из США и Европы. Кроме того, возникли огромные проблемы с доставкой. Три посылки (две в Израиль и одна в Норвегию), которые я отправил в апреле 2020 года, до сих пор лежат на таможенных складах в России, потому что эти страны их не принимают – судя по всему, авиарейсов нет. В Бельгию, Францию, Великобританию – все дошло. И в США посылки идут более-менее нормально, но все зависит от конкретного штата. В Техас и Флориду, например, все с большим опозданием поступает. По России доставка нормальная.

 

От госслужбы – к мастерству

Скажите, а чем вы занимались раньше, до того, как в вашей жизни появилось художественное стекло?

– Да совсем другим занимался – чиновником был, бумажки, по сути, перекладывал. Зато все было очень стабильно.

 

Потрясающе. А в детстве или в студенческое время занимались творчеством? То есть была ли какая-то база?

– Да, ходил в художественную школу, даже хотел поступать дальше в училище, но родители отговорили.

 

Как вы пришли к тому, что делаете сейчас?

– Еще в детстве я побывал на выставке Алексея Зели, видел каталог его работ и все хотел попробовать сделать что-то в том же духе. Получилось только в 2000 году, когда оказался в США. Там я пошел на курсы по работе со стеклом. Точнее, там учили изготовлению бус, так что начал с этого и постепенно перешел на животных. Моя первая собака до сих пор стоит на полке. А вообще, я – кошатник, и дома у меня живет американский экзот.

 

Сколько времени прошло от первых изделий до налаженной мастерской и международных продаж?

– Продавать я начал на платформе ebay через 6 месяцев после того, как попробовал работать со стеклом в первый раз, – и довольно успешно. Вообще, в начале 2000-х было очень хорошо, я зарабатывал по 2000 долларов в месяц. Потом в 2008 году грянул ипотечный кризис в США, после чего все стало намного хуже и пришлось искать рынок сбыта в России. На тот момент как раз появился портал «Ярмарка мастеров».

 

 

Вячеслав, скажите, а есть ли какая-то неявная идея в такой работе со стеклом? Может, как раз хрупкость и уязвимость изображаемого?

– Ну, стекло – по определению хрупкое и изящное, оно хорошо передает игру света, и, конечно, в ряде работ я использую эти качества для передачи замысла. А другие изделия – скорее ремесленные, которые отображают красоту материала.

 

Какими изделиями вы гордитесь как неповторимыми? Возможно, что-то сложнее далось или связано с некой историей?

– Обычно то, что ты сделал, нравится пару дней после завершения, а потом начинает казаться, что у тебя что-то не получилось, что это не так, как нужно. Есть, конечно, более-менее удачные вещи. Например, работа «Мы не можем жить без космоса» получила первое место на выставке-конкурсе в 2020 году в Калужском областном художественном музее.

 

 

Что составляет вашу жизнь помимо работы? В чем находите вдохновение?

– Как уже говорилось, я женат, есть ребенок, 4 года. Хобби как такового нет, живем в частном доме, поэтому много времени уходит на поддержание его в нормальном состоянии. Мастерская находится в самом доме, вход в нее прямо из холла, так что, для того чтобы уединиться, надо запираться на ключ. А источник вдохновения – даже не знаю, идеи сами приходят. Часто бывает, что импульс для новой работы – это переосмысление старой.

 

©ЭСиО, беседовала Елена Петровская, 5 апреля 2021

Заказать работы Вячеслава Попова можно на сайте «Ярмарка мастеров»